вторник, 25 октября 2016 г.

И. Шишкин. Нерусь, кто она?

Газета Завтра25.10.16
Игорь Шишкин
http://zavtra.ru/upl/31/alarge/pic_684555e5.jpg Внутренний враг – это не выдумка реакционеров 

Выборы в Госдуму прошли. Новоизбранный парламент приступил к работе. В сотнях публикаций со всех возможных ракурсов проанализировали ход и итоги избирательной кампании. Однако, на мой взгляд, только в статье Андрея Фефелова «Нерусь: куда несешься ты?» было обращено внимание на самую серьезную проблему, которую высветили выборы: «0,7 % населения России страстно желает, чтобы «эта страна» – развалилась, погибла, канула в лету, трансформировалась в свою противоположность, рассыпалась на множество осколков, сдалась в плен, вывернулась наизнанку, покаялась и заплатила всем кому надо максимальные контрибуции».

Публицистический перехлест? Ничуть. Почти семьсот тысяч человек проголосовало за ПАРНАС, представитель которого (профессор Андрей Зубов) во время выборов открыто заявлял о желательности англосаксонской оккупации России. Плюс к этому, свыше миллиона проголосовало за «Яблоко», более чем прозрачно предлагавшее сдать Крым. Да, сторонники такого курса выборы проиграли. Да, они немногочисленны. Но из этого совершенно не следует, что на них не нужно обращать внимание. Только в момент голосования на избирательном участке голос банкира и популярного журналиста равен голосу любого другого гражданина страны. А как совершенно справедливо отмечает Фефелов, за национальную капитуляцию голосовал специфический слой - «активный, образованный, аффилированный с властью, интегрированный в СМИ, занимающий сильные позиции в образовании и культуре, сидящий на информационных и финансовых потоках».

Большинство и в 1917 и в 1991 было против развала страны, что не помешало разрушить и Российскую империю, и Советский Союз. Поэтому важно не то, сколько голосов получил конкретный профессор Зубов из ПАРНАСА, важно, что он их вообще получил, что его позицию разделяет целая официально зарегистрированная партия, и что она, как и «Яблоко», пользуется поддержкой пусть и немногочисленного, но влиятельного слоя в российском обществе. Соответственно, вопрос о природе этого слоя (названного в статье «нерусью»), причинах его появления и целях имеет совсем не праздное значение для государства, пережившего две катастрофы за один век, причем оба раза в результате ударов изнутри, а не извне, от врага внутреннего, а не внешнего.

Поднятую Андреем Фефеловым проблему по хорошо отработанному сценарию в многочисленных комментариях попытались тут же свести к «еврейскому вопросу» («если в кране нет воды …»). Прием, надо признать, эффективный. Он, во-первых, позволяет в силу очевидной абсурдности обвинений дискредитировать саму постановку вопроса о «внутреннем враге» (которого нет, потому что не может быть по определению). Во-вторых, при удачном стечении обстоятельств подвести автора, посмевшего поднять табуированную тему, под статью о «разжигании».

Почему «очевидная абсурдность»? Конечно, не из-за сомнений в способности еврейской нации оказывать влияние на исторический процесс и перестраивать окружающий мир в соответствии с собственными представлениями о том, «что такое хорошо и что такое плохо». Ю. Слезкин в книге «Еврейский век» (в русском переводе политкорректно названной «Век Меркурия»), утверждает: «Современная эра — еврейская эра, а XX век — еврейский век». Возможно, автор и преувеличил, но едва ли намного.

«Очевидной абсурдности» не противоречит и «научно-медицинский» факт непропорционально огромного участия евреев в обеих русских катастрофах. Только не будем забывать, еще за полвека до 1917 года, когда ни о каком серьезном влиянии евреев на российскую жизнь говорить не приходилось, Федор Тютчев писал: «Можно было бы дать анализ современного явления, приобретающего все более патологический характер. Это русофобия некоторых русских людей — кстати весьма почитаемых». К этому стоит добавить, что, по мнению Вадима Кожинова, русофобы, «которых имел в виду Тютчев, являли собой как раз признанных «предшественников» большевизма». Того самого, в руководстве которого евреи занимали непропорционально большое место.

Никакие троцкие с гайдарами ничего и никогда не смогли бы сделать, если бы на каждого из них не приходилось сотен, а скорее тысяч, чистокровных русаков, жаждавших разрушения России «до основания». Если бы еще в 30-е годы уже позапрошлого века, по наблюдению академика А.М. Панченко, в России не появился новый тип человека, в сознании которого произошло отождествление понятий «зло» и «Россия», и который стал бороться не со злом в России, а с Россией – источником зла. И этот тип, как показали итоги выборов, никуда до сих пор не делся.

Игорь Ростиславович Шафаревич, создатель теории «Малого народа», предельно четко сформулировал: «"Малый Народ" "воплощается", используя определенную группу или слой, в данный момент имеющий тенденцию к духовной самоизоляции, противопоставлению себя "Большому Народу". Это может быть религиозная группа (в Англии - пуритане), социальная (во Франции - III сословие), национальная (определенное течение еврейского национализма - у нас). Но, как во Франции в революции играли видную роль священники и дворяне, так и у нас можно встретить многих русских или украинцев среди ведущих публицистов "Малого Народа". В подобной открытости и состоит сила этой психологии: иначе все движение замыкалось бы в узком кругу и не могло бы оказать такого влияния на весь народ (выделено мною – И. Ш.)». Поэтому сводить проблему внутреннего врага к «еврейскому вопросу» значит недопустимо упрощать ее.

Андрей Фефелов, прекрасно знающий теорию «Малого народа» и внесший значительный вклад в ознакомление с нею российского общества, в своей статье при анализе природы «неруси» основной упор делает на двух ее свойствах: стремлении к господству и наживе. Не поспоришь: «Принцип «этих людей» - доминировать любой ценой». Нечего возразить и на следующее утверждение автора: «Оттаскивание этих опасных людей от источников влияния и денег ведет к серьезным конфликтам. Однажды наблюдал, как фермер отдирает за задние ноги свинью от корыта, а животное визжит и рвется со страшной силой обратно к своей кормушке … Смирения, терпения, мудрого компромисса ждать от этих жадных существ - не приходится». Характерные черты либерала «налицо». Казалось бы, ни прибавить, ни убавить.

Однако такой подход также чреват упрощением проблемы «внутреннего врага». Сколько мы уже слышали про «грантоедов», и «шакалящих у западных посольств»? Даже закон об «НКО - иностранных агентах» приняли. И это все правильно. Неправильно другое - думать, что лишившись денег и власти «нерусь» превратится в добропорядочных или хотя бы безобидных граждан, что работа на разрушение России для них всего лишь бизнес и ничего личного. Напротив, для «неруси» власть и деньги – это с одной стороны средство, а с другой - приятный бонус. Главный же побудительный мотив их деятельности – ненависть к России. Все остальное – неизбежные и вытекающие из нее производные. Совершенно не случайно Лев Николаевич Гумилёв сравнивал их с бледной спирохетой и раковой опухолью, пожирающими народ изнутри.

При рассмотрении природы «неруси» нам нет нужды «изобретать велосипед» и «ломится в открытую дверь». Ее для нас уже давно открыли два великих русских мыслителя – Л.Н. Гумилёв и И.Р. Шафаревич. Они глубоко и всесторонне исследовали вопрос о тех силах, которые ведут борьбу не за ту или иную линию развития государства, а борьбу на уничтожение нации, ее духовных основ, культуры и государственности. Результатом этих исследований стали, соответственно, теория антисистем и теория «Малого народа».

Крупнейшим вкладом Л.Н. Гумилёва в развитие исторической науки и социологии стало открытие им роли мироощущения в человеческой истории. Он доказал, что направленность деятельности людей определяется в первую очередь глубинными пластами психики - мироощущением, а политические программы, лозунги, идеологические «измы» - это лишь рябь на поверхности океана. Люди отдают всех себя служению какому-либо делу (оно может быть созидательным или разрушительным), руководствуясь не идеями, а идеалами, часто даже ясно не осознанными. При этом Л.Н. Гумилёв ввел понятие «отрицательного мироощущения», при котором главный побудительный мотив деятельности человека - ненависть к окружающему миру.

Рассадниками отрицательного мироощущения являются зоны химерного этнического или цивилизационного контакта. Что такое этнические химеры и чем они отличаются от других форм этнических контактов – вопрос, заслуживающий отдельного рассмотрения. Особенно с учетом остроты миграционного кризиса. Для нас же сейчас важно другое. Наложение несовместимых стереотипов поведения и систем ценностей приводит к появлению в химерах людей, для которых «свое» перестало быть «своим», а «чужое» «своим» не стало. Они не ассимилировались другим народом, другие цивилизационные ценности не стали их ценностями. Но свой народ, его ценности, его культура для них уже чужды. Они «свободные атомы», вокруг которых враждебный, неправильно устроенный мир. Мир, который заслуживает тотального разрушения, чтобы на его месте построить свой, новый, правильный.

Из таких «свободных атомов» или, точнее сказать «отщепенцев» и складываются антисистемы или Малый народ. Если же среди них находятся умные и талантливые, то на свет появляются логичные, красивые и увлекательные теории, оправдывающие ненависть к неправильному миру, и обосновывающие необходимость его разрушения «до основания». Теории, способные захватить умы миллионов людей, в том числе и незараженных отрицательным мировосприятием. В кризисные моменты, а они бывают в истории каждой нации, четкая, безапелляционная схема, дающая простые, ясные и предельно радикальные ответы на острые проблемы, в состоянии увлечь сознание народа, даже будучи совершенно чуждой его духовному складу.

Именно в зонах химерного контакта возникли такие грандиозные антисистемы прошлого, как манихейство (эллинско-иранская химера) или гностицизм (эллинско-иудейская). Дела давно минувших лет? Отнюдь. В настоящее время мы наблюдаем рождение новой «религиозной» антисистемы, называемой чаще всего «радикальный исламизм». Показательно, что в Западной Европе питательной средой «исламизма», а на самом деле очередной антиисламской секты, являются дети и внуки мигрантов. Они закончили европейские школы, а нередко и университеты. Но европейские ценности остались для них чужими, а ценности предков чужими стали. Отсюда готовность пойти за якобы мусульманскими проповедниками, призывающими к тотальному уничтожению неправильного мира во имя некоего «чистого» ислама, свободного от пережитков и предрассудков «традиционного», который исповедовали их темные и неразумные предки. Так на наших глазах в результате химерного контакта «мира ислама» с западной цивилизацией появляется еще одна антисистема или Малый народ, «заряженный» на разрушение систем ценностей и государственности Больших народов, как на Западе, так и на Востоке.

Однако надо отметить, что в последние века антисистемы обычно использовали «светские» доктрины, оправдывающие тотальное разрушение окружающего мира необходимостью его переустройства на рациональных началах. При этом в качестве идеальной модели, а по сути Утопии, выступал либо «научно обоснованный» абстрактный проект совершенного общества будущего (например, коммунизм у Малого народа в форме большевизма), либо оторванный от реальности образ чужой цивилизации (общечеловеческие ценности у Малого народа в либеральном обличье).

В России появление антисистемы стало прямым результатом русско-западноевропейской этнокультурной химеры, порожденной попыткой сделать Россию частью западного мира. Уже более трех веков, лишь изредка притормаживая, и вспоминая о национальных корнях и традициях, власть пытается облагодетельствовать страну и народ, перестроив жизнь на началах самой передовой цивилизации Запада. Неизбежным следствием этого цивилизационного эксперимента и стало появление «свободных атомов». Одним из первых новое для русского общества явление – ненависть к собственной стране – увидел Пушкин. Он же предельно кратко, но точно, раскрыл и причины его породившие.

Ты просвещением свой разум осветил,
Ты правды чистый свет увидел,
И нежно чуждые народы возлюбил,
И мудро свой возненавидел.


Во второй половине XIX в. Достоевский говорит уже об особом общественном слое, представителей которого отличает не тот или иной взгляд на политические или экономические проблемы страны, а то, что они ненавидят Россию, «так сказать, натурально, физически: за климат, за поля, за леса, за порядки, за освобождение мужика, за русскую историю, одним словом, за все, за все ненавидят».

Образование в России антисистемы вовсе не означало, что появилась какая-то глубоко законспирированная тайная организация, плетущая сети заговоров. Люди с отрицательным мироощущением, ненавидящие Россию, мечтающие построить на ее месте «царство света», были во всех слоях и группах общества, правда, преимущественно среди образованной его части, как более затронутой воздействием цивилизационного эксперимента. При этом относительно конечной цели (царства света) мнения были самые разнообразные: одни предлагали сделать все как в Англии, другие как в Германии, а третьи полагали необходимым ориентироваться не на существующие образцы, а на самую передовую на тот момент теорию цивилизованного мира – марксизм. Но все они сходились на необходимости полного разрушения реальной России, этой «ошибки» истории.

Политическая составляющая, как везде и всегда, длительное время была далеко не главной в деятельности людей с отрицательным мироощущением. В зависимости от личных качеств и возможностей одни под влиянием ненависти просто брюзжали в гостиных, другие распространяли «чернуху» через книги и статьи, третьи внушали отвращение к собственной стране молодому поколению в школах и университетах. Каждый реализовал свою ненависть, где мог и как мог. Медленно, но неуклонно они формировали общественное мнение, вводили в сознание нации совершенно определенный комплекс идей: русские - нация рабов, Россия - тормоз на пути прогресса человечества, русская история - всегда отсталость, темнота и дикость.

Особо следует подчеркнуть, речь не идет о том, что «нерусь» организовала катастрофы ХХ века. Объективных причин и для 1917 года и для 1991 было более чем достаточно. Однако лица с отрицательным мироощущением, кому ничего не жалко и для кого все позволено, как наиболее бескомпромиссные обличители всех и всяческих язв, неизбежно оказывались на лидирующих позициях, именно их революции выносили наверх. Этим и объясняется то, что революции в России приводили не только к слому отживших социально-экономических и политических систем, но и ставили под вопрос само существование русской нации, ее духовных и культурных основ, а также самой российской государственности (причем раз за разом по одному и тому же алгоритму). Ну а потом, те кто «задрав штаны» бежал за бескомпромиссной «нерусью» в светлое завтра, глядя на разрушенную страну, изумлялись содеянному: «Мы целились в царизм/коммунизм, а попали в Россию».

Ненависть к России, как главный побудительный мотив деятельности антисистемы (Малого народа) неизбежно порождает одно очень важное ее свойство, о котором всем нам нельзя забывать – готовность выступать под любыми даже прямо противоположными лозунгами и знаменами. Ведь если человек ненавидит и стремится уничтожить окружающий мир, общество или его культуру, то он будет использовать те формы борьбы, которые в данный момент наиболее эффективны. Кроме того, разрушительная сила антисистемы зависит от ее способности аккумулировать энергию социального, религиозного или национального протеста, а причины такого протеста всегда разнообразны. Поэтому антисистема, в зависимости от времени и места, выступает в самых различных общественно-политических формах и за форму она вовсе не держится. Пламенных коммунистов 20-х годов в 90-е сменяют якобы их антиподы - пламенные антикоммунисты, а суть неизменна. Как писал Л.Н. Гумилёв: «Принцип стремления к уничтожению остается, а это главное». На эту же общность побудительных мотивов и целей при диаметральной противоположности идеологических и политических форм указывал и И.Р. Шафаревич: «Если отжать основное ядро литературы современного „Малого Народа“ (написано в начале 90-х гг. — прим. И.Ш.), попытаться свести ее идеи к нескольким мыслям, то мы получим столь знакомую концепцию „проклятого прошлого“, России — „тюрьмы народов“; утверждение, что все наши сегодняшние беды объясняются „пережитками“, „родимыми пятнами“ — правда, не капитализма, но „русского мессианизма“ или „русского деспотизма“, даже „дьявола русской тирании“. Зато „великодержавный шовинизм“ как главная опасность — это буквально сохранено».

Еще одно свойство «неруси», о котором надо постоянно помнить, - с нею нельзя достичь компромисса. Компромисс, или баланс интересов, может быть между правыми и левыми, между коммунистами и монархистами. Таких примеров предостаточно. Но с теми, кто вас искренне, от всей души ненавидит, кто считает несомненным благом ваше уничтожение найти общие интересы невозможно. Даже общий враг не объединит, так как для них враг России – их друг, по определению. Сейчас неважно, отправляла прогрессивная общественность поздравления японскому императору после разгрома русского флота при Цусиме, или не отправляла. Здесь у историков разные точки зрения. Важно иное, радовавшихся гибели русских кораблей и русских моряков по всей Руси Великой было не так уж и мало. Или давайте вспомним «странную» реакцию современной «неруси» на сожжение бандеровцами людей в одесском Доме профсоюзов. И это даже при том, что среди бандеровцев «антисемит на антисемите», а для «неруси», независимо от ее национальности, антисемитизм как красная тряпка для быка.

Возникает неизбежный русский вопрос: если «нерусь» - это реальность и ее свойства таковы, то, что делать? Простых и готовых ответов на этот вопрос не существует. Но есть две очевидные вещи. Во-первых, необходимо устранить причину появления «неруси» и прекратить эксперимент по затаскиванию России в западную цивилизацию. Как говорил Л.Н. Гумилёв «Начальник, не будь ты моим благодетелем!». Во-вторых, осознать, что внутренний враг – это не выдумка реакционеров. А это уже очень много. Антисистема есть, пока ей удается доказывать, что ее нет. Если бы в стране появилась группа людей, открыто говорящая о своей ненависти к ней, объявляющая своей целью ее уничтожение, то такую группу быстро бы раздавили, как клопа. Только используя ложь как принцип, и прикрывая свои истинные цели самыми благородными и возвышенными масками, «злая воля, - писал Л.Н. Гумилёв, - получает необходимый ей простор. Она может действовать не прямо, в чем всегда есть доля риска, а опосредованно, через обманутых дураков, которые уверены в своем праве не продумывать того, что они творят, а действовать по чужой указке». Поэтому уже одно только осознание природы «неруси» может кого-то уберечь от необходимости горестно сокрушаться: «Мы целились в путинизм, а попали в Россию».

1 комментарий:

  1. Этот текст нужно выжать от воды, как половую тряпку, оставить процентов 15 самой сути, и тогда может быть кто нибудь и дочитает до конца. Я лично не осилил.

    ОтветитьУдалить