четверг, 23 февраля 2017 г.

Р. Носиков. Ильдар Дадин как знамя "болотного майдана".

2015
https://riafan.ru/629238-ildar-dadin-kak-znamya-bolotnogo-maidana-kolonka-romana-nosikova 23.02.17.
Роман Носиков
roman_n

Опасный прецедент: почему решение ВС по Дадину — путь к «майдану». Колонка Романа Носикова
dadin.info /
Президиум Верховного суда России постановил освободить из колонии оппозиционного активиста Ильдара Дадина, осужденного к реальному сроку за неоднократное нарушение правил пикетирования.

«Дадина освободить из-под стражи, признать за ним право на реабилитацию», — говорится в решении президиума.

Для начала, что это означает с точки зрения юридической техники, без политики, морали и так далее.

Дадин был осужден к реальному сроку по ст. 212.1 УК РФ, которая была введена в Уголовный кодекс в июле 2014 года. Эта статья предусматривает наказание за «неоднократные нарушения установленного порядка организации либо проведения собрания, митинга, демонстрации, шествия или пикетирования».

Конституционный cуд России, рассматривая жалобы адвокатов Дадина, признал, что, хотя сама норма — наказание за неоднократные нарушение, то есть превращение совокупности административных наказаний в уголовное — законна, однако наказание должно соответствовать общественной опасности деяния.

Опасный прецедент: почему решение ВС по Дадину — путь к «майдану». Колонка Романа Носикова
И вот тут наступает интересное. Если у отдельного деяния, связанного с нарушением законов о пикетах, митингах и пр., возникает своя, отдельная от нарушения закона о митингах общественная опасность, то получается, что по закону правонарушитель подлежит преследованию и за эту созданную опасность.

Пример можно найти в сетевом творчестве, воспевающем креативность нашей оппозиции: «...чувство полета с шестнадцатого этажа довелось испытать ныне покойному Ивану Арнаушенко из Пермской области. Вооружившись бельевыми веревками и баллончиком с краской, он замыслил увековечить на стене высотного дома надпись «Путин уходи». Смельчак почти довел свой замысел до конца, но прочность веревок внесла свои коррективы в задуманное. Спустя еще полгода после этого инцидента, надпись «Путин ухо» вызывала недоумение горожан и давала пищу для буйной фантазии приезжих».

В данном случае, помимо нарушения правил пикетов и митингов, Иван так же попрал право жильцов своего дома на распоряжение фасадом, производил фасадные работы без лицензии и специального оборудования и совершил много других опасных для сограждан вещей. К счастью для сограждан оппозиционер Иван упал не на кого-то из них, а просто упал на землю.

И, останься Иван жив, — он был бы привлечен к ответственности по совокупности креатива. Нарушение правил пикетирования было бы только одним из нарушений.

Но Конституционный суд по какой-то причине настоял, что подобное разнообразие должно быть непременной частью для того, чтобы статья 212.1 заработала.

Фактически, это не только выводит статью из реального оборота, но и облегчает ответственность за подобные правонарушения, так как создает отдельный состав преступления — «политический перформанс, проведенный с опасностью для жизни и имущества сограждан» — с ответственностью ниже, чем если бы опасность создавалась без политического мотива.

Например, «Массовые беспорядки», которые до этого талантливого решения Конституционного суда стоили не менее восьми лет — будут стоить не более пяти.

Интересно, как судьи будут выпутываться из этого интересного положения.

А теперь о том, зачем все это делается.

Если помните, то «Болотный бунт» начался совсем не с выборов. Это потом — в расчете на то, что сограждане — полные кретины, лишенные мозгов и памяти, — рукопожатцы из оппозиции рассказывали, что всему виной был Чуров и 146% на экране телевизора (который они якобы не смотрят).

Опасный прецедент: почему решение ВС по Дадину — путь к «майдану». Колонка Романа Носикова
А на самом деле все безобразие началось задолго до этого с акций специально для этого созданной арт-группы «Война».

С совокупления в биологическом музее (2008 год). С переворачивания милицейских машин. С рисования полового члена на мосту. С вручения за это дело государственных премий минкульта. Раскачка сознания сограждан, дебилов, считающих себя креаклами, а поэтому полагающих себя лучшими и более ценными представителями человечества, чем «месиво в ватниках», началась уже тогда. Потому что авторы проекта расценили президентство Медведева как окно возможностей.

Конституционный суд России — не минкульт. Премии за перформансы выдать не может. Однако маркетинг можно осуществлять не только бонусами и подарками, но и скидками.

Проще говоря, для «политических активистов» объявлена безнаказанность. Они снова могут проводить свои незаконные мероприятия, тренироваться, осуществлять отбор наиболее перспективных кадров, растить эти кадры, обеспечивать им карьеру. Потому что «майдану» нужен проверенный человеческий костяк.

Такие, как Дадин. Что это означает структурно?

Это означает, что Конституционный суд, а возможно и Президиум Верховного суда обеспечил стране рецидив «Болота». И, следовательно, уже в нем участвует.

А это значит, что никаких гарантий у нас по-прежнему нет.

Роман Носиков

Комментариев нет:

Отправить комментарий