вторник, 28 марта 2017 г.

В. Непогодин. Всё смешалось в украинском доме. Прежние ярлыки безнадёжно устарели

https://imhoclub.lv/ru/material/vse_smeshalos_v_ukrainskom_dome
28.03.17.
Публицист, писатель


В декабре 2013 года произошла четкая и ясная поляризация украинского общества. Страна разделилась на два лагеря: сторонников и противников происходящего на Майдане. Достаточно было всего лишь одного вопроса «что ты думаешь о протестах в Киеве?» — дабы понять, свой человек или чужой.

Но с тех пор случилось множество событий в Крыму и Донбассе, смерть старых и рождение новых политических проектов. Прежние ярлыки — «майдановцы» и «антимайдановцы» — безнадёжно устарели. Украина сейчас находится в столь запутанном и сложном положении, что вообще неуместны какие-либо дихотомии для маркировки и описания групп, участвующих в её внутренних процессах. По сути нет, теперь ни для кого нет «наших» и «не наших».

Пророссийский русскоязычный предприниматель, три года назад бывший в антимайданном лагере, теперь может спокойно жертвовать деньги солдатам ВСУ и добробатам, участвующим в АТО.

А всё потому, что он примерил на себя донецкий сценарий 2014 года, когда месяцами царила анархия и вооруженные мародёры грабили супермаркеты с автосалонами. Вот он и не хочет, чтобы смутное время пришло в его город и кто-нибудь с «калашниковым» в руках под революционный шумок реквизировал всё добро в его павильоне. Он по своей логике спонсирует тех, кто защищает его хату от непрошенных гостей. Московская пропаганда трактует данное деяние как финансирование убийства детей и женщин Донбасса. Киевская пропаганда это же деяние трактует как поддержку армии, сражающейся за независимость государства. И каждая пропаганда по-своему права.

Пророссийский русскоязычный моряк из Одессы, три года назад бывший в антимайданном лагере, теперь может легко осуждать Россию за присоединение Крыма.

А всё потому, что в Крыму нынче не получишь документы моряка для ухода в рейс и туда не заходят иностранные корабли, опасаясь западных санкций. Он понимает, что крымский сценарий означает неминуемую гибель для Одессы — останавливается порт, моряки лишаются возможности плавать из-за проблем с документами. В город перестаёт поступать валюта и как карточный домик постепенно рушится вся областная экономика. Закономерно, что несмотря на изначальную пророссийскость, он ругает Россию, ставящую под угрозу всю его профессиональную деятельность.

Пророссийский русскоязычный гражданин Украины, три года назад бывший в антимайданном лагере, теперь может выступать против придания русскому языку официального статуса второго государственного языка в стране.

А всё потому, что введение второго государственного языка в столь большой территориально и бюрократизированной стране, как Украина, чревато огромными проблемами. Трудно даже себе представить, сколько миллионов человеко-часов и миллиардов бюджетных гривен потребуется на перевод всех законодательных актов, что напечатал бешеный украинский парламентский принтер за двадцать пять лет независимости! Да и где взять столько бумаги, чтобы все эти депутатские художества распечатать на русском в нужном количестве? Выражение «девочка из паспортного стола» давно уже стало нарицательным. Часто родные братья с советскими свидетельствами о рождении оказывались при Украине по факту на разных фамилиях лишь потому, что девочки в паспортных столах при переводе путали буквы И, Г и Э. Если деятельность гражданина связана с ведением документации, то он осознает, сколько мороки принесёт второй государственный язык.

Украиноязычная гражданка, три года назад поддерживавшая майданную сторону, теперь может последними словами поносить Порошенко, Гройсмана и Яценюка.

А всё потому, что сына призвали в АТО, начатую Турчиновым и продолженную Порошенко, и он там погиб, а нынешней пенсии ей не хватает на оплату выросших в разы коммунальных тарифов. Её сегодняшнюю риторику не отличишь от теперешних высказываний русскоязычной гражданки, бывшей три года назад против майдана.

Ничего не значит, на каком языке говорит человек. Русины Закарпатья говорят на украинском, но при этом в своём большинстве выступают за дружественные отношения с Россией и негативно относятся к майданной власти. Полным-полно и русскоязычных сторонников Степана Бандеры.

Депутаты от «Самопомощи» и «Оппозиционного блока» могут спорить по вопросам распределения бюджетных средств и государственного устройства, но при этом единодушно сходиться во мнении, что участники АТО — это герои, заслуживающие льгот и преференций от государства.

Депутаты Верховной Рады от «Блока Петра Порошенко», вроде Лещенко и Найема, вполне могут критично высказываться о президенте Украины, фамилией которого названа их политическая сила и её парламентская фракция. А всё потому, что под крылышко президента в 2014 году в парламент стремились люди с огромным количеством расхождений по важнейшим государственным вопросам, и противоречия между ними были неминуемы.

Отношение к празднику 9 Мая тоже не является уже индикатором. В АТО хватает добровольцев, чтущих День Победы и память дедов, победивших немецкий фашизм.

Одесский автономист и львовский патриот могут не сходиться в языковых вопросах, но одновременно могут совпадать их взгляды о необходимости проведения реальной федерализации с последующим увеличением прав и полномочий регионов.

Бессмысленно сегодня крепить к украинцам ярлыки ватников и вышиватников, русскоязычных и украиномовных, унитаристов и федералистов, левых и правых, красных и белых, западников и славянофилов, провластных и оппозиционных, фашистов и антифашистов.

Каждого гражданина и политика можно описать лишь через его персональные ответы на самые насущные вопросы государства. Например: Сергей Иванов — русскоязычный, выступает за русский язык как второй государственный, сторонник единой неделимой Украины, негативно относится к участникам АТО, симпатизирует «Оппозиционному блоку», приверженец внеблокового статуса государства и многовекторной политики, осуждает присоединение Крыма к России.

Но московским политическим экспертам эта ситуация неясна, и часто встречается тезис о скользкости и хитрости украинцев — мол, в одном кармане буденовка, а в другом — мазепинка, и головной убор выбирается в зависимости от сложившейся конъюнктуры.

А на самом деле в ситуации гражданской войны люди попросту заняты физическим выживанием, и поэтому идеологические моменты мало кого волнуют. Не до идеологического жиру — быть бы живу.

Воюют, по сути, все со всеми. Каждый сражается сам за себя и благополучие своих близких. Просто в ноябре 2013 года, когда украинцы разделились на майдановцев и антимайдановцев, мало кто себе представлял, что всё так глубоко зайдет и надолго затянется.

Выбросьте из лексикона все штампы и ярлыки касаемо украинских граждан — говорите детально и по существу об их воззрениях, требованиях и видении будущего государства!

Комментариев нет:

Отправить комментарий