вторник, 12 ноября 2013 г.

Почему Молдова рвется в Европу, а гастарбайтеров шлет в Россию. Часть-1


АСЛАМОВА
Дарья

специальный корреспондент  
Комсомольская Правда.  
12.11.13

Спецкор «Комсомолки» Дарья Асламова отправилась в самую маленькую республику бывшего СССР, чтобы понять, отчего эта богатая солнцем и трудолюбивым народом земля так и не стала процветающим государством

СТРАНА ВЕЛИКОГО ИСХОДА

«Пятно на карте» - так неполиткорректно называют Молдову западные политологи. А сами молдаване в горькую минуту нужды называют свою родину «землей исхода, бегства». Народу здесь маловато, но местной власти кажется, что хватит. В Молдове проживают старики и дети, оставшиеся на их попечении (собственных родителей, которые вечно на заработках за кордоном, дети едва знают в лицо), депутаты, чиновники, два олигарха, «грантоеды» (интеллигенты, кормящиеся подачками с европейского стола) и полицейские. В деревнях - работящие и аккуратно, не по-русски пьющие селяне, которые питаются с огорода, печки топят кизяком (сушеным навозом) и шелухой от семечек. (Местное гениальное изобретение. Сама видела! Спрессованная шелуха горит ярко и жарко.)

«Есть нации, которым не хватает государства, например курды. Молдова - это страна, которой не хватает нации», - писал о Молдове известный американский политолог Джордж Фридман. В Молдове проживают украинцы, болгары, русские, гагаузы, евреи, поляки, румынские молдаване (тех, кто считает себя румынами, - менее 10% населения) и собственно молдаване (румын часто и внезапно ненавидящие). Эта гремучая смесь народов и языков в быту не представляет опасности (краткое помутнение общественного рассудка во время войны с Приднестровьем - исключение, а не правило). О кризисе идентичности говорить в Молдове можно, но не нужно. Люди настолько от него устали, что он им просто перестал быть интересен. Непрестанная забота о хлебе насущном исключает поиски себя. А часть молдаван отвечают просто: «Родина там, где работа есть».

Поскреби жителя Молдовы и зачастую обнаружишь румынского, российского, украинского, болгарского или даже турецкого гражданина. Паспорта здесь - лишь средство передвижения к месту работы (свыше миллиона молдаван - 40% населения - работают за границей. И каждый год страну навсегда покидают в поисках лучшей доли еще 70 тысяч человек в возрасте до 45 лет). Паспортов нужно много, хороших и разных. Ведь никогда не знаешь, что случится с твоей родиной. Молдова даже поставила мировой рекорд, прожив 2 года без президента, и никто его отсутствия так и не заметил.

Так в Молдове преподносят туристам производство главного экспортного продукта - вина: все красиво и чисто, пей на здоровье...
Так в Молдове преподносят туристам производство главного экспортного продукта - вина: все красиво и чисто, пей на здоровье...
Фото: PHOTOXPRESS

ПОЧЕМУ КИШИНЕВ - НЕ РУМЫНИЯ

Незапланированная государственность похожа на внеплановую беременность. Просто не знаешь, что делать с этим счастьем и чем его кормить.

- В начале 90-х местная элита считала, что эта с неба свалившаяся независимость - просто транзитная станция, которую мы быстро пройдем и окажемся в Румынии, - говорит политолог Виталий Андриевский. - Даже текст Декларации независимости помогали писать румыны. Да и первый президент Молдовы Мирча Снегур говорил, что, мол, мы находимся в переходном периоде перед объединением с Румынией. Перелом произошел в 1993 году, когда Снегур поменял свои взгляды и даже инициировал референдум о независимости в 1994 году. Как известно, Техас грабят техасцы. Ну а Молдавию грабят молдаване. На фиг тут нужны румыны?

В самой Румынии каждый политик, с которым мне приходилось общаться, обязательно ронял скупую слезу о бедной младшей сестре Молдове, так и не упавшей в объятия старшей сестры Румынии. Но однажды это историческое объятие непременно, мол, произойдет!

- Евросоюз не допустит никаких объятий, - уверяет журналист Валерий Демидецкий. - Тут даже Меркель приезжала и говорила: никаких слияний, оставайтесь самостоятельным государством. Оно и понятно: европейцам нужен буфер, изоляционная прокладка. Объединение Молдовы и Румынии означает, что румын надо будет кормить в два раза больше. Это чистый анекдот! Румыны и молдаване плачутся европейцам: мы тут у вас назанимали денег и ни хрена не отдадим. У нас есть идея: оплатите нашу свадьбу! Конечно, ни один румынский политик не скажет вам, что Молдова - не Бессарабия. Но это политика! Покричать о воссоединении - румыны тут первые. Это как в «Золотом теленке», когда Паниковский был пойман на карманной краже. Остап Бендер потребовал: прошу записываться свидетелей! И всех тут же след простыл. Так и в Румынии. Как только говорят, что надо сделать что-то конкретное для объединения двух государств, никого не сыщешь! Но помечтать - всегда приятно. Румыны грезят о собственной колонии в лице Молдовы, как и поляки мечтают о персональных крепостных украинцах. Когда Польша вступила в ЕС, голодные поляки поехали в Германию мыть задницы ненавистным швабам. Им хочется, в свою очередь, чтобы их задницы мыли украинцы. Так и румыны. Когда Брюссель на них плюет, они отыгрываются на нас. Каждый раб мечтает иметь собственного раба».

- Молдавская государственность возникла при хаотическом распаде СССР, - говорит экс-министр иностранных дел Приднестровья Валерий Лицкай. - При других условиях ее бы не признали.

- Да, мы не добивались внезапно упавшей на нас независимости, - соглашается экономист Галина Шеларь. - Но то же самое можно сказать абсолютно обо всех советских республиках, исключая прибалтийские. Вы спрашиваете, почему мы не ушли в Румынию? Во-первых, Молдова гораздо старше, чем Румыния, и ее государственность первична. Во-вторых, когда мы 20 лет были в составе Королевства Румынского, на территории современной Молдавии не было ни одного высшего учебного заведения. Вообще. Они не считали нужным нас учить. Потом в 1944-м нас захватили окончательно и бесповоротно советские войска, и все закричали об ужасных русских колонизаторах. Скажите, вы знаете еще такого колонизатора, как Россия, который «колонизируемым» народам дарил науку и даже в некоторых случаях - письменность? Например, для Молдавии в 1944 году Сталин принял решение перевезти из казахстанской эвакуации в Кишинев ленинградские вузы со всем профессорским составом. Наш местный университет - это все ленинградская профессура!

Такое жесткое, по-настоящему имперское решение не только возродило Молдову, но даже спасло ее от... сифилиса.

- После Второй мировой войны Молдова занимала первое место в Европе по распространению сифилиса, - говорит священник Николай Флоринский. - Но сюда переехал Ленинградский мединститут и буквально вытащил страну из ямы венерических заболеваний. Молдавия получила от России решительно все: архитектуру, образование, здравоохранение. Нынешние политики не помнят то добро и кусают руку, которая их кормит. Они никогда не повернутся лицом к Москве. И это при том, что 750 тысяч наших граждан работают в России. Для наших властей солнце встает на Западе, для которого Молдова - лишь мелкая разменная монета в борьбе с Россией.

...а так на самом деле делают вино почти на каждом молдавском сельском подворье.
...а так на самом деле делают вино почти на каждом молдавском сельском подворье.
Фото: Сергей СЕДЛЕЦКИЙ

ЗА СЧЕТ ЧЕГО ОНИ ВЫЖИВАЮТ

Тут дело нехитрое. Бюджет Молдовы формируется прежде всего за счет налога на импорт. (А импортирует Молдова буквально все. Экономисты это называют «сверхоткрытой экономикой», когда объем внешнеторгового оборота превышает объем ВВП.) В основном это потребительский импорт - другими словами, то, что продается в магазинах. А где деньги, чтобы люди могли покупать? Они приходят из-за рубежа от гастарбайтеров, из которых две трети работают в России. В 2012 году молдавские гастарбайтеры прислали на родину полтора миллиарда долларов. Если Россия вдруг откажется от молдавской рабочей силы, получится обратная цепочка: нет денег из-за рубежа, люди не покупают товары, нет налогов на импорт, а значит, нет бюджета. А какое государство без бюджета?

Ничего, кроме вина, фруктов и овощей, Молдова не производит. Да и тут незадача. Винное эмбарго закрыло путь на российский рынок молдавским винам. (Официальная причина - низкое качество вина.) Молдаване рванули в ЕС, который любезно предоставил им квоты. Но даже это не спасло. Есть еще понятие бренда, раскрученности товара. Ну вам, положим, открыли рынок. Ввозите! И что? Вот пришел покупатель в какой-нибудь голландский супермаркет с умопомрачительным выбором вин со всей Европы. Какое вино он купит? Вряд ли молдавское. Тут даже премьер Молдовы Юрий Лянкэ во время своего визита в Италию уверял местную молдавскую диаспору, что «патриотично пить молдавское вино и угощать им итальянцев». (Это при том, что в Италии за 2 евро можно купить литр приличного итальянского столового вина. На кой черт им молдавское?) А еще премьер звал соотечественников домой на родину, где их ожидают «высокооплачиваемые рабочие места в текстильной промышленности и ремонте дорог» с зарплатой 4 - 6 тысяч леев (около 10 - 15 тысяч рублей).

- Наша продукция в Европе не может быть конкурентна, - говорит экономист Галина Шеларь.

- Ну как же так? А дешевая рабочая сила? - удивляюсь я.

- Есть еще понятие масштаба. В Турции, где рабочая сила тоже недорога, помидорами условно засеяно десять тысяч гектаров, а у нас только тысяча. И потом, у нас нет продукции, которая сегодня была бы незаменима. В России есть газ и нефть. Даже если вы ничего не будете производить, у вас еще много такого, чего нельзя заменить. А если мы производим вино, помидоры или, скажем, пальто, мы ничего уникального не сделали. А выбор на рынке велик.

- За первые полгода 2013-го мы экспортировали алкоголя в ЕС на 19 миллионов долларов, а импортировали итальянского и французского вина на 25 миллионов, - говорит депутат от Партии коммунистов Олег Рейдман. - То есть уже сейчас мы имеем асимметричную торговлю. ЕС говорит: мы вам дадим денег на оснащение лабораторий, которые будут контролировать качество вина. Какое качество? Низкое? Дайте нам лучше денег на улучшение качества, а не на контроль. А чтобы его повысить, производитель должен торговать и зарабатывать, а весь наш рынок там, в России.

Румынские националисты считают Молдову территорией будущей Великой Румынии. Но пограничники прекрасно знают: где на самом деле кончается Румыния и начинается Молдова, там можно взять пошлину с любого ввозимого товара. Подписав соглашение с Евросоюзом,
Румынские националисты считают Молдову территорией будущей Великой Румынии. Но пограничники прекрасно знают: где на самом деле кончается Румыния и начинается Молдова, там можно взять пошлину с любого ввозимого товара. Подписав соглашение с Евросоюзом, Кишинев лишится этой статьи доходов.
Фото: EAST NEWS

ЯРЛЫК НА КНЯЖЕНИЕ - ОТ ЕВРОСОЮЗА

В ноябре Молдова на саммите в Вильнюсе намерена парафировать соглашение об ассоциации с ЕС - о зоне свободной торговли, которое большинство молдавских экономистов называют абсолютно самоубийственным. Но зато все местные телеканалы, захлебываясь от счастья, объясняют зрителям, «как молдавские космические корабли бороздят просторы евроинтеграции».

- Ну не могут наши сельхозпроизводители выдержать конкуренцию с европейцами, - говорит экономист Елена Горелова. - У нас субсидии составляют 2% от объема всей валовой продукции сельского хозяйства, а в ЕС от 45 до 60%. После того как мы снимем таможенные пошлины на сельхозпродукцию и сюда хлынет поток товаров из Польши, Венгрии и Турции, наши аграрии просто разорятся. Еще одна беда, о которой пока никто не подозревает. По требованию ЕС мы подписали Третий энергетический пакет.

(О, это фантастический по масштабам надувательства проект! Суть его - в разделении функций: не может добытчик газа иметь еще и трубу. Официальная идея пакета - борьба с монополиями и создание здоровой конкуренции. Мол, независимому владельцу трубы все равно, какой газ качать, и у него появится право выбора. Что уже смешно, поскольку поставщик газа в Европу через постсоветские страны только один - Газпром. Политическая же цель - «благородная и святая»: прижать Газпром. То есть отобрать у него те трубы, которые он имеет в соседних странах, и не дать купить новые, например украинские. Энергетический пакет уже ударил по нищим восточноевропейским странам. К примеру, Болгарию из тех же соображений принудили продать свои собственные (!) электрораспределительные сети иностранным компаниям, и цены на электричество взлетели до небес. Среднемесячный счет для людей за электроэнергию составил 200 евро (при минимальной пенсии - около 75 евро). Начались бунты и самосожжения, которые утихли только к лету, но к отопительному сезону непременно возобновятся. Поразительно, сколько денег можно выжать при некоторой изобретательности даже из бедняков.)

- Молдова взяла на себя обязательства перед ЕС изменить правила игры на газовом рынке и на рынке электроэнергии, - говорит экономист Елена Горелова. - Наше совместное российско-молдавское предприятие «Молдовагаз» - одновременно импортер природного газа, поставщик и транспортер - распределяет газ по территории республики. Теперь от нас требуют разделения функций. Нужно сформировать новую компанию, которая займется только распределением газа. Значит, появится посредник, увеличатся издержки. А заплатит за все потребитель! А у нас и так суммарный долг Молдовы за российский газ 5 миллиардов долларов. Большая его часть - долг Приднестровья, который висит на балансе «Молдовагаза». Но поскольку это непризнанное государство, сами понимаете...

- Да, неудобно получается, - сочувствую я. - Не можете же вы требовать долг с территории, которую считаете своей? А что, хорошо ребята в Приднестровье устроились. Они могут немерено потреблять газ, за который все равно должна платить Молдова.

- Да, мы попали в энергетическую и политическую ловушку, - грустно говорит Елена.

- Многие сравнивают нынешний режим в Молдове с режимом фанариотов в XVIII веке, когда Молдова была в составе Османской империи, - говорит главный редактор газеты «Пульс» Дмитрий Каврук. - Молдавскими господарями становились греки, которые выкупали у Порты ярлык на княжение. Сегодняшнее правительство получает ярлык на княжение у другого суверена - ЕС. Рейтинг правящей партии ниже 10%, и свою легитимность власти черпают исключительно на Западе. Но легитимность нужно отрабатывать, и они рассчитываются за это неукоснительным соблюдением требований МВФ, который говорит: ребята, вы должны закрыть столько-то школ, больниц, детсадов. Абсолютно все, как было в восточноевропейских государствах. Разница лишь в том, что, когда они через это проходили, они не знали результата. А мы-то на примере Прибалтики, Румынии, Болгарии уже знаем, чем дело кончится.

Наше правительство молится на еврочиновников, с придыханием говорит о саммите в Вильнюсе. Любое слово евробюрократа выдается за национальную победу. А в Совете Европы наши власти используют излюбленную тактику: во всем виноваты русские! Их там стыдят: у вас бешеная коррупция, воровство, политические скандалы. А они в ответ: это все ерунда, нас Россия давит, мы маленькие, помогите нам. Русским сапогом хотят задавить молдавскую государственность.

1 комментарий:

  1. Нужно действовать по принципу "семь бед - один ответ": что бы Россия ни сделала - во всём будет всё равно виновата, это уж судьба такая. А у нас "комплекс" большого и сильного: всё боимся кого-то задеть, или вдруг кто-то что-то скажет или заклеймит. Потому нужно делать так, как здравый смысл или интересы подсказывают. Или чувство справедливости, целесообразности - на НАШ взгляд. Нужно верить себе в первую очередь, в свою правоту, потому что на врагов да на обидчивых не угодишь. И не надо оправдываться. А у малых свой комплекс, и все у них всегда виноваты. С ними нужно просто: "брысь под лавку". Но с любовью.

    ОтветитьУдалить