вторник, 21 марта 2017 г.

В. Мамонтов. Рокфеллер умер, но дело его живёт

http://um.plus/2016/05/11/esli-by-gitler-pobedil/ http://files.vm.ru/photo/vecherka/2013/01/doc68l3qasnw3d1k30sdea1_800_480.jpg21.03.17
Владимир Мамонтов
um.plus © 2017 https://um.plus/wp-content/uploads/2017/03/000-1.jpg
«Слава тебе, Господи. Одним упырем стало меньше»
Из комментариев добрых самаритян из «Фейсбука» к моему посту,
призывавшему не говорить о покойном плохо

Зачем умер Дэвид Рокфеллер? Ничто ведь не свидетельствовало о необходимости этого события. Старик занимал 581-ю позицию в мировом списке миллиардеров. Ну, да, довольно позорно, дед-то у него был первым и единственным. Но наследники дедова дела сами виноваты: так накачали мир зелёными бумажками, что стали возможны даже миллиардеры-остолопы. Совершенно съехавший с катушек нувориш Полонский вообще заявлял, что тот, у кого нет миллиарда, должен идти в — и указывал неприглядный курс. Бог ответил.

Рокфеллером же высшие силы были вполне довольны: за жизнь он потратил миллиард на благотворительность

Его семья, кстати, издавна вкладывала деньги в медицину, и однажды это дало результат; если быть точным, это дало результат семь раз. Дэвиду семь раз пересаживали сердце. Представляете? Семь раз на земле умирал человек с абсолютно здоровым сердцем. Отчего это случалось? Так или иначе — от несовершенства мира, к которому, несомненно, приложили руку не только мы, грешные, но и Дэвид Рокфеллер. И семь раз миллиардер получал его молодое, совершенно здоровое сердце без очереди. Для тех, кто не знает: в мире колоссальная очередь на такие операции, хотя они и стоят миллионы. И семь раз благотворительность творила чудеса: миллиардер Рокфеллер обзаводился новым молодым сердцем раньше инфарктного миллионера. А чья-то очередь так никогда и не дошла.

Будь я писатель-социалист, вроде Теодора Драйзера или Джека Лондона, написал бы про это книгу. И завернул бы сюжет так, что все семеро доноров опосредованно являлись бы жертвами деятельности Рокфеллера. Ну, например, едет молодой честолюбивый парень Дик на собеседование в контору — одну из наследниц знаменитой Standard Oil — наниматься офисным планктоном, счетоводом, навроде рокфеллерова прадеда. Поскольку в его Оклахоме больше заняться нечем, нефть давно выкачана, а Купертино далеко. В Калифорнии. Он строит планы, опаздывает, торопится — и попадает в автокатастрофу. Кабриолетом, с которым он сталкивается, рулит безбашенная обдолбанная художница Рут, которая никогда бы не позволила бы себе такой дорогой спорткар, если бы её мазня не покупалась одуревшими от денег миллиардерами-коллекционерами — и так далее.

Это, скажут, вульгарный подход. Упрощённый. Но, знаете ли, всё гениальное просто. Вот, к примеру, идея делать деньги из денег

Деды и прадеды Дэвида не сразу до неё додумались. Они отодвигали фронтир, нанимались учётчиками в конторы, они объединяли раздробленные маленькие нефтяные компании в тресты; им нужны были грязь, пот, слёзы, жирная нефть и алая кровь, чтобы в конце цепочки возникли доллары. Им нужна была Гражданская война в США, чтобы продавать воющим солонину, бобы, порох, ружья и ткань на красивые мундиры, чтобы обогатиться. Южанам достаточно было и рабства: черные полулюди с утра до вечера работают на залитых щедрым солнцам плантациях, выращивая хлопок и кукурузу, белые полубоги курят сигары и ездят в Париж развеяться — поди плохо! Но алчущие с Севера, где ничего не росло, кроме… нет, не ягеля, а курса акций, отказывались радоваться чужому счастью: они постановили, что такая патриархальщина — вчерашний день, а им на той делянке семь сердец не светят. И они додумались, как стать супербогатыми без всех этих хлопот. А если на что и придётся потратиться, то на на демократию. Неубиенная идейка! Негры первые побегут записываться в Мартины Лютеры Кинги!

Сейчас начнётся голимая конспирология, но как без неё в заметке о Рокфеллере? (Скоро и Ротшильды выползут). Пропустим все эти стальные союзы, торговавшие танками, линкорами и «большими Бертами». «Дайте мне право выпускать и контролировать деньги страны, и мне будет совершенно все равно, кто издает законы!» сказал в позапрошлом веке другой патриарх капитализма Майер Ротшильд. Чем хороши те далёкие годы? Хоть кто-то хоть что-то говорил обдуманно, весомо и искренне!

Дальше самые богатые люди приступили к реализации своих планов. Сейчас вот Дональд Трамп бегает с идеей «Сделаем Америку великой снова!» А ему ставят палки в колёса… Кто? Да те кому наплевать, велика ли Америка

Сильная Америка нужна им только как инструмент для устройства миропорядка таким, чтобы деньги, которые не имеют ни национальности, ни соответствующих интересов, делали новые абсолютно непатриотичные, глобалистские деньги. Если для этой цели понадобится превратить Америку в Албанию — они готовы. И уж тем более готовы превратить в развалины какой-нибудь Ирак. В пустыню — Ливию. Она, кстати, весьма удобна для этого в географическом смысле. Он вон и Украину готовы превратить в пустыню — и, что характерно, многие украинцы им с восторгом помогают. Еще вчера был бандеровец, по лесам прятался, глядь — нынче вылитый Мартин Лютер Кинг, демократ и северянин.

К концу 1913 года коллективный рокфеллер-ротшильд добился своего: он отнял у супердержавы США право печать зеленые бумажки. Если правительству США нужны деньги — они заказывают их в частной компании под названием Федеральная резервная система. В момент принятия исторического решения было Рождество, половина конгрессменов разъехалась, вторую пропустили через мясорубку благотворительности — и по сей день Federal Reserve Act есть краеугольный камень финансов мира. Попросту сказать, если нужны деньги — их печатают. Там, есть и обратная сторона, колоссальный госдолг, он рано или поздно лопнет… Так вот, Трамп и те, кто его поддерживает, условные ротшильды, считают, что глобальная модель себя изжила. Спасайся, кто может в своём суверенном отечестве. Сделаем Америку (ну, может, ещё Англию) великой, а остальные — кто не спрятался, я не виноват. Противники же, условные рокфеллеры, считают, что модель вполне жизнеспособна, если затеять ещё парочку Афганистанов, унять Путина и застопорить Китай. А художница Рут (из моего ненаписанного романа) просто не хочет халявные гонорары терять, готова Трампу глаза выцарапать.

Так, может, Дэвид Рокфеллер помер с горя, узнав о приходе Дональда в Белый дом? Не думаю. Ну, во-первых, надо признать, что всё в мире устроено не так просто, как тут выше описано. А куда проще

Возвращаясь к изначальному вопросу, зачем Дэвиду Рокфеллеру было умирать, жил бы дед и жил, дом — полная чаша, дети с внуками пристроены, есть злорадный, торжествующий ответ нас, голытьбы: все помрём, бессмертия не купишь, всех денег не заработаешь, с собой не унесёшь. С судьбой не поспоришь. В качестве ещё более бесспорного доказательства можно привести историю родственника Дэвида Рокфеллера, Ричарда, Дика, если кратко, который однажды очень спешил, но не наниматься учётчиком, а летел в кромешном тумане на своём самолёте в собственный особняк. При посадке задел верхушки деревьев и погиб. Теоретически он мог стать очередным донором Дэвида, и его сердце прижилось бы, наверное лучше — ведь семь операций потребовались потому, что организм миллиардера упрямо отторгал чужие ткани. А тут родня. Но Дику на тот момент было 64 года — какое уж тут молодое сердце.

Так что ничего личного — just business.

Комментариев нет:

Отправить комментарий