вторник, 23 мая 2017 г.

Г. Акимова. #МойГибралтар, или У Европы – свой Крым

http://versii.com/news/364624/
23.05.17.
Галина Акимова

#МойГибралтар, или У Европы – свой Крым
Первая новость, которую я прочитала в самолете, возвращаясь из Испании в Украину, была о том, что наш МИД «прорабатывает с Гибралтаром вопрос отмены визового режима». Парадокс в том, что, признав Гибралтар, за который Испания спорит с Англией, мы должны согласиться и с нынешним статусом Крыма. Еще один парадокс, что россиян с шенгенскими мультивизами в Гибралтар пускают, а украинцев – нет. В чем я убедилась на собственном опыте два дня назад. 

Правы эксперты, которые утверждают, что какие-то подлые советники подсунули нам устаревшую модель политического и экономического развития, давно снятую с производства в Европе и США.

Америка “переболела” маккартизмом, “охотой на ведьм”, запретом компартии и левых организаций еще в 1950-1954-х годах. Но потом вылечилась и забыла. Германия и страны Восточной Европы прошли через люстрацию в начале 90-х и признали это ошибочной затеей. Ирландия завершила многолетний конфликт с Англией, а баски с Испанией. Их больше не называют террористами и сепаратистами, они получили широкие политические права и вошли в органы власти.

Многое из того, что сейчас делаем мы, уже опробовано в Европе. Например, территориальные претензии и способы их урегулирования. Я имею в виду конфликт, который уже несколько столетий остается незавершенным, – это территориальный спор между Испанией и Англией вокруг Гибралтара.

Стратегически важная скала с клочком суши размером в 6,5 кв. км пережила несколько войн, великие осады, серию дипломатических демаршей, экономическую блокаду, перекрытую границу, отключение связи и разлученные семьи. Сейчас это все в прошлом.

И если бы наши политики-патриоты следовали заветам... нет, не Ильича, а Тараса Шевченко и “чужому научались”, они бы понимали: Европа давно прошла все те стадии обострения, которые мы проходим сейчас. И наша ситуация не уникальна и можно было бы выйти из нее без избытка глупых шагов.

По сути, главное отличие “гибралтарской проблемы” от “крымской” в том, что Россия приняла Крым в свой состав, а Великобритания оставила в статусе заморской территории. Предоставив жителям Гибралтара английское гражданство.



Итак, немного истории. Гибралтар – это просто скала, выступающая в море, обладание которой, тем не менее, дает возможность контроля над судоходством в Средиземном море. В раннем Средневековье находился во владении вестготов, потом мавров, в 1462 году перешел к Испании, а в 1704 году был захвачен английской эскадрой под командованием адмирала Джорджа Рука.

В 1713 году по Утрехтскому мирному договору, навязанному Испании Англией и Францией, Гибралтар официально отошел к Великобритании. Испанцы безуспешно пытались взять крепость в 1727 году, во время англо-испанской войны, а также испано-французской «великой осады» (1779-1783). По Версальскому договору 1783 года скала так и осталась британским владением.

Почему же тогда Испания не признает ее английский статус? Все дело в том, что Утрехтский договор был составлен, мягко говоря, некорректно. В ст. 10 было сказано, что Великобритания владеет городом и замком Гибралтар вместе с портом, укреплениями и фортами.

Но, во-первых, не было приложено никаких карт или конкретных описаний территорий, полученных Британией. Во-вторых, согласно юридической практике XVIII века, территориальные уступки измерялись довольно оригинальным способом. Так, в соответствии с еще одним документом – Севильским договором 1729 года между Англией, Францией и Испанией – «несомненное право» Британии в Гибралтаре распространяется на расстояние двух пушечных выстрелов между британскими и испанскими фортификациями.

Поскольку с XVIII века вооружение модернизируется и пушки стреляют все дальше, а калибр орудия в договоре не зафиксирован, это позволило англичанам в 1815 году начать возводить на перешейке британские казармы и намывать территорию вокруг скалы.

Позднее, в 1938 году Англия воспользовалась гражданской войной в Испании и построила на намытых территориях аэропорт, взлетная полоса которого уходит в море и перекрывается для прохода пешеходов во время взлета и посадки самолетов.

Тем временем в гражданской войне побеждают сторонники Франсиско Франко. И, несмотря на то, что Франко не стал штурмовать укрепления англичан (хотя его активно подговаривал на это Гитлер), именно при диктаторском режиме для жителей Гибралтара начинается, как они сами это называют, мрачная эпоха.

В 1954 году, в 250-ю годовщину взятия Гибралтара, колонию посетила новая королева Великобритании Елизавета II. В ответ на это Франко приказал ввести ограничения на свободу передвижения между Гибралтаром и Испанией.

Давление постоянно усиливалось и со временем привело к полной транспортной и экономической блокаде: граница была полностью перекрыта, все линии связи Гибралтара, шедшие через Испанию, отрезаны. Франко запретил испанским гражданам работать в Гибралтаре.


Памятник испанскому рабочему в Гибралтаре

Испания официально объявила гибралтарский перешеек незаконно оккупированным, а в испанской официальной документации закрепилось слово verja (заграждение), ибо наличие границы на своей территории испанцы не признают.

Забор, отделяющий английскую зону от испанской, находится в приграничном городке Ла-Линеа-де-ла-Консепсьон. Здесь вспоминают, как во время экономической и транспортной блокады жители Гибралтара общались со своими родственниками, оказавшимися по другую сторону забора, криком. Утром и вечером вдоль забора собирались семьи, приводили детей и пытались докричаться до своих – телефонная связь не работала.

Гибралтарцы тайно настраивали приемники на испанскую радиостанцию, чтобы слышать новости. А чтобы попасть на похороны близких, им приходилось плыть в Марокко, в Танжер, и оттуда возвращаться на испанскую территорию, до которой было несколько метров.

Англичане тем временем все 1960-е годы гонялись за «паломос» – местным аналогом меджлиса – и прессовали их за призывы к воссоединению с Испанией. 10 сентября 1967 года на скале прошел референдум, где подавляющее большинство гибралтарцев (12 138 против 44) проголосовало против перехода под испанский суверенитет. Но Испания его итоги не признала. И еще больше разозлилась после введения в действие в 1969 году новой конституции Гибралтара.

Экономическая блокада дошла до того, что товары первой необходимости приходилось доставлять из Британии самолетами и кораблями. Так привезли и знаменитые красные телефонные будки и красные двухэтажные лондонские автобусы. Испания пыталась ограничить морские перевозки, но военный английский флот выглядел слишком внушительно.

Мрачная эпоха закончилась в 1975 году – после смерти диктатора Франко и восстановления испанской монархии. Короли сумели договориться между собой. И хотя Испания до сих пор не признает британского суверенитета над Гибралтаром, это не мешает ему быть членом ЕС и участвовать в выборах в Европейский парламент. Политическая борьба за статус стратегического клочка земли приобрела адекватный характер.


Сегодня границу Гибралтара пересекают на машинах, пешком или на велосипеде

10 млн. туристов в год посещают этот крошечный полуостров. Для меня путешествие закончилось здесь – возле металлической калитки с надписью “Gibraltar”. Испанская пограничница пропустила нас с улыбкой, даже не взглянув в паспорт. Ее английский коллега, открыв мой «шенген», уточнил: “Рашн?”. “Юкрейн”, – сказала я. “Ай эм сорри”, – ответил вежливый пограничник.

И пояснил, что украинцам можно посещать Гибралтар только в составе групп для однодневной экскурсии, организованной в рамках приобретенной у туристического оператора Гибралтара туристической путевки. А с «мультиком» пускают лишь прибывающих на круизном лайнере. Перед нами завернули печального китайца. После нас пропустили молодую пару из Петербурга.

Делать было нечего: пришлось развернуться обратно в Испанию и пойти в сторону линии обороны, где во время последней неудачной попытки штурма Гибралтара погибло много испанских солдат. Теперь там стадион, где шумят местные школьники. Полукруглые бункеры поросли травой.


На некоторых бункерах видны патриотические надписи типа “Наш король Карлос” или что-то вроде того

Между забором, отделяющим взлетную полосу от Испании, на некогда минном поле построили детскую площадку. Рядом пляж и широкая набережная. Вдоль перешейка курсируют красивые испанские парусники, не опасаясь обстрела с английской стороны.




Толпы веселых туристов шли из Гибралтара и в Гибралтар. Вместе с ними спешили с работы англичанки, которые поселились в несравнимо более дешевом испанском Ла-Линеа.




Над скалой Гибралтара пролетели тучка и военный самолет. Самолет пошел на посадку, а тучка улетела восвояси.
Галина Акимова
Источник: Версии

Комментариев нет:

Отправить комментарий