четверг, 10 сентября 2015 г.

Наденька и гимн

Versii.com10.09.15
В. Скачко
Версии 

Наденька и гимн
Вот что, скажите на милость, общего между волоокой (так будет корректнее по отношению к женщине) Надеждой Константиновной Крупской и Павлом Платоновичем Чубинским, автором гимна Украины, слегка отдающего обнадеживающей некрофилией («щэ нэ вмэрла...»)? Казалось бы, ничего. Они даже жили в одно время не слишком много. Когда перенасыщенный жизненными перипетиями Павел умер, юной Наденьке, ученице петербуржской гимназии княгини Оболенской было неполных 15 лет, и она тогда еще была вполне симпатичной. Но история – дама неожиданная и несмешливо строптивая. 

И если с историей поступать по-хамски неучтиво, то она и не такие коленца выкидывает, соединяя несоединимое. А в Украине это могут. Она (Украина) действительно все больше и больше превращается в страну с непредсказуемым прошлым, темным настоящим и еще более неопределенным будущим. Вот и соединила она (история) в одной улице жену вождя мирового пролетариата и поэта-графомана, который и подумать не мог, что его простецкий плагиат с польского гимна так возвысит его в крайне независимой Украине. Недавно Киевсовет своим беспредельно историческим решением переименовал улицу Крупской в Дарницком районе украинской столицы в улицу Чубинского. Восстанавливая историческую справедливость, так сказать.

Произошло сие знаменательное событие во исполнение известного закона о декоммунизации и денацификации, принятого в апреле сего года Верховной Радой и призванного уравнять коммунизм и нацизм, а потом избавить свободную Украину от их наследия как в памяти людей, так и в топонимике. Вот когда в Киеве застопорилась канализация, говном залило все городские пляжи, а небо затянуло вонючим и едким смогом от горящих и совершенно безвредных торфяников и лесов (в том числе и в Чернобыльской зоне), Киевсовет и бросился спасть души и память киевлян и гостей столицы. И начал менять названия. Самое время, как вы понимаете, – когда хлеба нет, нужны зрелища...

Плюс, конечно же, политическая целесообразность. Нужно было еще и вытравить из мозгов киевлян саму память о России, которая в лице бурятского горного спецназа и калмыкских подводных танкистов сейчас осуществила интервенцию в Донбассе и продолжает агрессию там же. Поэтому Киевсовет срочно сначала переименовал улицу Панфиловцев в улицу Добровольческих батальонов («Версии» писали об этом), потому что на ней находится консульский отдел Посольства России в Украине и такое название должно было показать «клятым москалям», как к ним относятся патриоты Украины. Когда этот удар попал в самое сердце агрессора и лично Владимира Путина, Киевсовет потом уже не сдерживал себя. И Чубинский стер с лица Киева Крупскую. Как ластиком...

И в таком же ключе – чтобы не просто историческую память восстановить (с Крупской какой-то смысл в этом есть – она никогда не была у Киеве и ничего полезного для него не сделала), но и России состроить козью морду – прошли все последние переименования улиц.

Для начала грохнули по «сепаратистам Донбасса»: улица Артема (Сергеева), профессионального революционера, большевика, друга Сергея Кирова и самого Иосифа Сталина, стала улицей Сечевых стрельцов (созданных в Австро-Венгрии соединений из украинцев, которые потом стали чуть ли не первыми национальными воинскими подразделениями Украинской Народной Республики (УНР). Артем же этот создал на украинском юго-востоке советскую Донецко-Криворожскую Республику (ДКР), которая вошла в состав советской Украины только по просьбе Ленина (бессменного мужа Крупской, напоминаю), желавшего таким образом «разбавить пролетариатом» крестьянское население бывшей Малороссии. Сына Артема усыновил Сталин, и теперь погибшему, видимо, отомстили. В том числе и за то, что войска ДКР за милую душу громили этих самых «сечевых стрельцов». Но такая правда сегодняшней Украине не нужна...

Разобрались и с Юрием Коцюбинским, сыном классика украинской литературы Михаила Коцюбинского. Юрий книги не писал, но создавал красное казачество и боролся за советскую власть.

И теперь был заменен в киевской топонимике на Владимира Винниченко, главу первого правительства, автора почти всех официальных документов УНР, ее министра иностранных дел, писателя и художника, скончавшегося во Франции в 1951 году. Туда его большевики милостиво отпустили, когда с Винниченко у них что-то не сложилось.

Больше всего не повезло пролетарскому писателю, классику русской и мировой литературы Максиму Горькому. Две улицы в разных районах украинской столицы были переназваны в улицы Анатолия Лупиноса и Кирилла Осьмака. Примечательные и символичные личности. Лупинос – узник совести и советский диссидент, который 24 года провел в советских лагерях и психбольницах «за украинский буржуазный национализм». После выхода на свободу организовал Украинскую национальную ассамблею – Украинскую национальную самооборону (УНА–УНСО), с которой и воевал с Россией в Первой чеченской войне на стороне Дудаева. Скончался от болезней, усугубленных безудержным хмельным весельем, в 2000 году.

Осьмак – один из создателей Украинской Народной Республики (УНР), член ее Центральной рады. После победы советской власти работал на большевиков и уцелел в сталинских чистках, хотя уже тогда установил связь с Организацией украинских националистов (ОУН) Степана Бандеры и во время гитлеровской оккупации возглавлял Украинский главный освободительный совет (УГОС) – непризнанное правительство несуществующей независимой Украины. Был арестован НКВД и умер в 1960 году во Владимирской тюрьме.

А дальше с революционно-москальской (по аналогии с российско-террористическими войсками) мелюзгой все случилось, как по писаному. Улица Николая Щорса, красного начдива и борца за советскую власть в Украине, переименована в улицу Евгения Коновальца, командира так называемых «сечевых стрельцов», потом организатора и руководителя ОУН до самой гибели в 1938 году. А улица легендарного начдива Василия Чапаева стала улицей Вячеслава Липинского, видного деятеля и теоретика украинского национализма, посла УНР в Австро-Венгрии, основателя Украинского университета в Праге. Умер за границей.

Более-менее не вызывают нареканий и подходят под восстановление если не исторической справедливости, то, по крайней мере, естественной киевской топонимики переименования площади создателя ВЧК Феликса Дзержинского в Лыбедскую, улицу Александра Шлихтера, большевистского наркома и академика АН УССР в Вифлеемскую, проспекта 40-летия Октября в Голосеевский. Несколько особняком стоит и «поселение» в Киеве Алексея Береста, человека, который водрузил знамя на рейхстаге в 1945 году, но был долгое время несправедливо забыт и не награжден, сидел в тюрьме и умер безвестным в Ростове 1970 году.

Только Виктор Ющенко в 2005 году присвоил ему высокое звание Героя Украины. Имя Береста получила бывшая улица Николая Крыленко, большевика, наркома, одновременно организатора и жертвы сталинских репрессий 30-х годов прошлого века.

Во всех переименованиях, как несложно заметить, прослеживается откровенный и торопливый «большевизм навыворот». Как верные ленинцы спешили запечатлеть себя, своих жен, любовниц и свои поступки в названиях городов, сел, улиц, предприятий и при этом напрочь стирали память о прошлом, уродуя традиционные и привычные названия, так и «херои майдана» поступают аналогично. Насильственно и бездумно, подчиняя переименовательную чехарду двум главным задачам. Во-первых, окончательно похоронить память о советском прошлом. Во-вторых, смачно плюнуть в сторону России – авось долетит и москалям станет плохо. При этом прикладную топонимическую русофобию опускают на самый низший уровень восприятия, делают наглядной и запечатленной в обыденной жизни людей. «Россия – враг!» – вот что должно сопровождать «маленького украинца» везде и повсеместно. От улицы, на которой живешь, до школы, где расскажут, что Россия – враг, а Иисус Христос был галичанином и ел сало с трипольской посуды вместе с Буддой.

При этом вот что противно и лживо. Упомянутый выше апрельский закон предполагает и денацификацию. Он якобы одинаково уравнял коммунизм и гитлеровский нацизм и запретил использование идеологических символов обоих течений. Но трагикомический парадокс ситуации проявился уже в том, что докладчиком по этому закону в Верховной Раде выступал Юрий-Богдан Шухевич, сын Романа Шухевича, главнокомандующего УПА. И вот этот сын-депутат фактически протянул через парламент закон, вычеркивающий из украинской истории имя... его отца. Роман Шухевич в свое время командовал батальоном СС «Нахтигаль». А гитлеровские войска СС запрещены и Нюрнбергским трибуналом, и, так получается, украинским законом...

И потому, чтобы не разорвало мозг патриотам этим «дуализмом», в реальной жизни Украины продолжается курс исключительно на насильственную десоветизацию, переписывание истории, низвержение памятников и символов лишь советской коммунистической эпохи. И параллельно осуществляется героизация деятелей украинского национализма, многие из которых, что видно из новых персональных названий киевских улиц, были политическими союзниками Адольфа Гитлера и признавали «фюрера немецкого народа» и своим вождем. Остается только зиговать и плеваться. Или только плеваться. Но в тряпочку, потому что патриоты бдят и борются с бытовым сепаратизмом. И, может, и ждут, что явятся новые переименователи...
Владимир Скачко
Источник: Версии

Комментариев нет:

Отправка комментария