четверг, 23 марта 2017 г.

В. Скачко. Женские споры на крови

http://versii.com/news/362228/
23.03.17.
Владимир Скачко

Женские споры на крови
То, что две главные украинские «Наши» – Юля и Надя – не уживутся в одной конюшне (псарне, гадюшнике, партии, конторе, питомнике – нужное подчеркнуть), стало очевидно сразу. Когда «НашуНадю» вывезли из российской тюрьмы, а «НашаЮля» срочненько ломанулась в «Борисполь» пожать плоды своей политической дальновидности.

Оно и понятно: лидер «Батькивщины» в то время переживала, извините за тавтологию, не лучшие времена. Ее освистал майдан, когда она после освобождения из казематов «кровавой панды» на шестом этаже харьковской больнички железнодорожников срочно поменяла комнатные тапочки на 11-сантиметровых каблуках на инвалидную коляску и прибыла на майдан. Вся в слезах и плохо, на скорую руку, проделанном скорбном мейкапе мученицы за нэньку с косо надетой волосяной косой. Услышав свист ненависти в свой адрес от майдаунов, «НашаКыця» даже, говорят, хотела показать им свой страдальческий пах, испещренный желтыми, нарисованными йодом синяками от ударов палачей Януковича в спортивных штанцах с выдавленными коленками. Но не решилась…

При виде этого зверства «антинародного режима» на стареющей, но еще нежной в этих местах кожице адвокат мученицы Сергей Власенко впадал в революционный ступор. И уже не отворачивался от поцелуев, несмотря на установленные в камере камеры (классная тавтология!). А президент Литвы Даля Грибаускайте (по-нашему – Грибынеотпускайте) резко вспоминала свою неоднозначную комсомольскую юность в гостиницах при выполнении задач КГБ и валила в Германию, чтобы поделиться увиденным еще с одной признанной «колежанкой» харьковской узницы совести Ангелой Меркель. Меркель «пэрэймалася» и обещала подогнать из клиники «Шарите» хотя бы качественный йод. Чтобы синяки выглядели более убедительно, а дело установления демократии в Украине шло быстрее…

Веселое то было время. Таких лохов, как президент Янукович, мир не видывал. Его разводил и предавал по дешевке его же мелкотравчатый и шустрый «постельничий», глава Администрации Сережа Лавочкин, стремящийся в Европу. Кидали некогда верные олигархи. Прикрывались и использовали как крышу новоявленные ловкачи-толстосумы. А он думал, как бы сделать так, чтобы и демократом быть, и Тимошенко лежала, пардон, сидела в тюряге…

…И все же «НашаЮля» на евромайдане, повторяю, не рискнула приспустить штанишки над желтыми синяками в паху – поняла: могут добавить. Там же. Синяков уже реальных, синих. И понадобились новые подпорки под уплывающий в городскую канализацию рейтинг, новые заметные соратники, ходовые идеи и лозунги для восстанавливаемой и практически уже приватизированной другими «Батькивщины». А тут как раз подвернулась славная «бойцица-доброволица» из «Айдара» «летчица» Надя Савченко, заботливо переправленная в Россию, в тюрьму и там обвиненная в причастности к убийству двух российских же журналистов. Постмайданное патриотическое сообщество аж захлебывалось в истерических криках «нашанадяфри» («свободу нашей Наде»). Почти так же, как перед этим орало «нашаюляфри». И Тимошенко поняла: вот он, шанс пропиариться на чужой крови и сходной судьбе «несчастной узницы».

Савченко стала первым номером в предвыборном списке «Батькивщины». И получила мандат, место в украинской делегации в ПАСЕ вместе с Вовой Арьевым по кличке «Бройлер», ореол главной мученицы, которую до рези в деснах любит еще одна страдалица, «НашаЮля», готовая «НашейНаде» не то что первое место в списке, а моднячее исподнее отдать.

Но когда в «Борисполе» «НашаЮля», вскрикнув чаечкой, кинулась лобызаться к «НашейНаде», та отшатнулась от «вождессы», спасительницы и благодетельницы, как от зачумленной. И холодно так сказала: дескать, мы с вами не одну баланду хлебали и не под одной шконкой близко знакомились, чтобы сейчас ОРЗ передавать «рот в рот». Тимошенко сникла, завертела обескуражено головой, пыталась улыбаться, делая хорошую мину при плохой игре. И всем стало многое понятно – не ужиться им, мала кольчужка и террариум тесен…

Короче, правы оказались скептики женской политической дружбы. Не состоялась она. По разным причинам – от несходства темпераментов до прямого сходства приемов и методов борьбы, при которой «Боливар двоих не вынесет», а схожий протестный электорат обеих на вершину не вытолкнет. К тому же развела двух «чаечек украинской демократии» еще и кровь.

Во-первых, реальная, льющаяся в зоне АТО в Донбассе. Тимошенко однозначно поддержала бойню в шахтерском крае и истребление «сепаров», «ваты» и «колорадов». И даже попыталась усовершенствовать истребительные методы. Если раньше она хотела просто окружить Донбасс колючей проволокой, то теперь она готова была уничтожать людей, которые за нее не голосуют, из атомного оружия.

Савченко же однозначно выступила или за войну до победного конца или же, если не получается, за немедленный мир. Она призывала к контактам и переговорам с вождями «сепаров», стала ездить в Донбасс вопреки запретам украинский власти, начала подготовку к реальному обмену пленными и заложниками.

После этого Тимошенко вновь возродилась одной из рейтинговых политикесс страны, угрозой действующей власти. А Савченко тоже начала набирать свой личный рейтинг популярности, но с подачи черноротых и упоротых патриоты стала из Героя Украины «путинской подстилкой» и «кобылой Кремля». И Тимошенко безжалостно удалила от себя конкурирующее женское тело – выгнала из фракции «Батькивщины» (но мандат предусмотрительно оставила – мало ли что в будущем произойдет). «Я воспринимала Надежду Савченко как женщину, брошенную за решетку режимом. Для меня это была прямая ассоциация с моей жизнью. Я знала, что такое женщина за решеткой без защиты. За решеткой она себя вела очень мужественно. Она выглядела как сильный патриот Украины. И мы понимали, как происходит система освобождения военнопленных в России, я знала, что надо поднимать ее вопрос на самом высоком политическом уровне. Потому что по-другому освободить ее будет просто невозможно. Ее бы просто там забыли, и, возможно, она бы там погибла. Я верила в нее», – заявила «НашаЮля», признавая сходство с Савченко и патетически срываясь на скупую женскую слезу сожаления. Но неизменным осталось главное: ее взгляды «на жизнь и на войну» категорически отличаются от видения Савченко.

Во-вторых, оказалось, что разделяет Савченко и Тимошенко и другая кровь – та, что течет у них в жилах. «НашаНадя» в последнее время резко сменила имидж. То Савченко везде, даже в европах, появлялась одетая как мужиковатый бомж, босиком и даже с легким запахом смачного перегара из пасти, а теперь она играет роль смирившейся с модой и приличной дамы в макияже и во вполне женственных прикидах. Она теперь теледива в прямом эфире телеканала NewsOne, весь вид которой должен подчеркнуть, что «она же девочка».

 Но вот в недавнем прямом эфире откровенно обнаружилось еще одно «кровное» различие между двумя «нашими». «Надя, почему никто не говорит то, о чем говорят в народе? …Было татаро-монгольское иго, было польское иго для Украины, сейчас еврейское иго для Украины. Почему вы об этом молчите?», – спросила Савченко зрительница из Кривого Рога, представившейся Людмилой Григорьевной. Намекая, видимо, на то, что среди правящего украинского политического класса слишком много патентованных и профессиональных украинцев, но, увы, не титульной нации. И Савченко вместо того, чтобы не раздувать эту щекотливую, неполиткорректную и, в принципе, опасную тему, заявила дословно следующее: «Да, спасибо! Хороший вопрос. Если про это говорит народ, то значит, он говорит правду. Надо думать, как это исправить. Это то, что называется неполитическими лозунгами или тем, о чем политики не должны говорить. Можно не называть каких-то конкретных лозунгов, которые могут иметь последствиями раздор между людьми, но надо совершать те поступки, которые могут защитить людей от раздора и ссор между собою. И да, власть у нас, если так взять, действительно имеет кровь не украинскую, скажем так. …Говорить про это можно – что с этим делать? Надо думать и действовать!».

Вот так вот. О чем тут «думать» и как тут «действовать», чтобы «исправить», «НашаНадя», слава Богу, не уточнила. Но, в принципе, и так все ясно. Более неполиткорректно в Украине после евромайдана высказывались разве что участники факельно-фекальных шествий, которые во все горла орали «Юде, гэть!». И понятно, что «чистокровной арийки» Савченко, по ее же мнению, не место в одной властной песочнице с «укркой» Тимошенко, чей дедушка Абрам Капительман «хромал» на расово правильное происхождение. Хотя и погиб, защищая Родину в Великую Отечественную войну, которая теперь тоже так не называется…

Зато понятно, как называется происходящее. Это не «бабские споры». Это бытовой антисемитизм. Страшный и уродливый даже в зародыше, который и становится потом, когда его берут на вооружение политики, основой для еврейских погромов и тотальной межнациональной розни, для всех видов ксенофобии. Так было при Богдане Хмельницком и Симоне Петлюре. Это культивировали «очистители нации» при Стефане Бандере. Эта гадость жива и до сих пор.

Нет, сначала оскверняют памятники в Бабьем Яру и рушат еврейские кладбища по всей стране, обвиняя в этом… ветер, выворачивающий могильные плиты (так недавно объяснили осквернение мемориала жертвам Холокоста на Одесщине). Потом копаются в родословной и пытаются выявить «не ту хромосому» в политических оппонентах. А потом предпринимают то ли «ночи длинных ножей», то ли «хрустальные ночи» и устраивают резню «генетическому мусору». Например, как расово правильные патриоты призывают делать в Донбассе…

…И вот ведь что самое страшное: когда дело дойдет до резни, то все равно могут не спастись даже те, не совсем «чистые» украинские политики и «диячи», которые в статусе «жидобандеровцев» или «кацапобандеровцев» (русскоговорящих или даже русских патриотов Украины, как они сами о себе говорят) пытаются полюбить нэньку круче, чем истые смерековые арийцы. И очень должна задуматься о своем будущем страна, где вообще наблюдаются такие процессы – публично выяснение, какая и у кого кровь течет по жилам и какая – «правильнее». Любая из них – не водица. И помнить об этом нужно вовремя…
Владимир Скачко
Источник: Версии

Комментариев нет:

Отправить комментарий