четверг, 27 апреля 2017 г.

Д. Лекух. Перед понижением ставки ЦБ. О странностях кредитования в России

https://riafan.ru/737343-pered-ponizheniem-stavki-cb-dmitrii-lekuh-o-strannostyah-kreditovaniya-v-rossii 27.04.17.
Дмитрий Лекух
Перед понижением ставки ЦБ: Дмитрий Лекух о странностях кредитования в России

Как сообщают информированные источники, совет директоров Банка России на заседании 28 апреля с почти стопроцентной вероятностью продолжит цикл снижения ключевой ставки, который регулятор начал 24 марта, когда впервые с сентября 2016 года опустил ставку с 10% до 9,75% годовых.

В принципе, это хорошо. Хотя нашему финансовому регулятору тут элементарно некуда деться: замедление инфляции даже быстрее прогнозов ЦБ РФ прямо вынуждает Банк России продолжить смягчение денежно-кредитной политики.

Да и сама глава Центробанка Эльвира Набиуллина в ходе расширенного заседания коллегии Минфина РФ 20 апреля прямо заявила, что регулятор теперь только может обсуждать, насколько высокими темпами ему следует ослаблять свою монетарную политику.

А еще глава Банка России сообщила о том, что она лично допускает возможность снижения ключевой ставки на 0,25 или даже на 0,5 процентных пункта на ближайшем заседании совета директоров ЦБР — которое и должно состояться 28 апреля.

При этом госпожа Набиуллина специально подчеркнула, что регулятор видит возможность и для дальнейшего снижения ставки во втором квартале текущего года — разумеется, при сохранении позитивных тенденций в экономике.

Важнее другое.

Вот такой это рынок


К сожалению, тот вполне отрадный факт, что более «дешевые» деньги придут в нашу банковскую систему, вовсе не означает того, что они дойдут до нашей многострадальной экономики. И уж тем более — до населения.

Тут все просто и жестко. Рынок-с, господа.

«Деньги идут туда, куда выгодно», — а выгодно им сейчас идти не в производство, не в промышленность и не в карманы закредитованному населению, а на спекулятивные финансовые, в том числе зарубежные, рынки.

Перед понижением ставки ЦБ: Дмитрий Лекух о странностях кредитования в России
Поэтому коммерческие банки и выставляют почти что «запретительные» процентные ставки на кредиты для реального сектора экономики. Да еще изобретают железобетонные залоги и всевозможные «сборы разрешительных документов».

Потому и обивают банковские пороги граждане и предприниматели из реального сектора. По той же причине зачастую просят «процент за выдачу» менеджеры банков, которым, по идее, надо бы гоняться за желающими взять в их структуре кредит.

Ведь спекулировать на «коротких позициях» — выгоднее. У нас же либеральная экономика и свободный рынок, не так ли? Вот и идите, уважаемые граждане, в «микрофинансовые» — то есть откровенно криминальные, с точки зрения любой цивилизованной экономики, организации.

А вы, предприниматели, со своими «длинными позициями» на строительство ваших дурацких заводов и прочее развитие производства, — так и вообще ступайте-ка в лес.

Итог немного предсказуем. В России за прошлый кризисный год банковская система показала прибыль в триллион (!) рублей — и совершенно искренне гордится этим. Не скрывая, что «сделала деньги» именно на биржевых, спекулятивных рынках. В том числе, и на убытках российской экономики. Взяв под это дело, кстати, государственные деньги — и с удовольствием на них «поиграв».

Не, ну а чего такого? Рынок же!

Будь, как Гласс и Стиголл!


Что тут можно сказать?

Во-первых, господа банкиры врут. Их действия, мягко говоря, «не совсем рыночные». Потому как их важнейшая функция — это не игра на спекулятивных рынках, а кредитование экономики.

В большинстве цивилизованных экономик, вообще говоря, есть четкое деление на банки т.н. инвестиционные и собственно коммерческие. Причем право коммерческих банков на занятие «инвестиционной деятельностью» (т.е., по сути, на спекуляцию на рынках ценных бумаг) либо ограничено, либо прямо запрещено.

Так, в частности, закон Гласса–Стиголла, принятый в США аж 16 июня 1933 года и оставивший отпечаток на всей американской банковской системе, прямо запрещал коммерческим банкам заниматься инвестициями. А также изрядно ограничивал право банков на операции с ценными бумагами.

Перед понижением ставки ЦБ: Дмитрий Лекух о странностях кредитования в России
pixabay.com / PD
Большинство финансовых экспертов, кстати, уверено, что именно отмена этого закона в 1999 году стараниями финансовых лоббистов (закон Грэмма–Лича–Блайли) и стала одной из главных причин мировой экономической рецессии 2007 года. Зато она невероятно, просто-таки чудовищно обогатила Уолл-стрит.

Сейчас, кстати, некоторые сознательные деятели в Америке усиленно пытаются старый закон вернуть. Но банкиры и их лоббисты в Конгрессе стоят намертво, устраивая волокиту любому «движению по поправкам» (при открытых слушаниях он будет принят заново почти что наверняка).

Вой и слезы


Есть в мире и более мягкие варианты подобного банковского регулирования. Например японский способ, который ограничивает возможности «игры на спекулятивных рынках», четко прописывая сравнительно небольшой процент от общего капитала, который банки могут туда направлять.

У нас же в России, увы, — «полная рыночная свобода» и «банкам можно все».

И вот, что тут можно добавить: снижение ключевой ставки ЦБ — это, безусловно, новость хорошая. Но вот чтобы эти «более дешевые» деньги дошли до экономики и населения, надо принимать более вменяемые законы, ограничивающие как спекуляции, так и «ростовщический процент».

Не опасаясь при этом воя про «свободу рынка» — хотя бы потому, что такие вещи ограничиваются в большинстве мировых экономик, в том числе в тех, которые кое-кто с придыханием именует «цивилизованными».

Впрочем, есть и второй вариант, практикуемый, например, в некоторых крупных структурах. Речь идет о «ручном управлении» — хотя по объемам это все равно «слезы», конечно.

Иначе эти «дешевые деньги» до экономики так никогда и не дойдут. Зато банкиров наших порадуют — хотя им, в принципе, и так хорошо. Без экономики и без народа.

Дмитрий Лекух

Комментариев нет:

Отправить комментарий