вторник, 18 апреля 2017 г.

Иран в меняющихся геополитических условиях: основные моменты внешней политики

Геополитика®

Информационно-аналитический портал Newtimes.az опубликовал статью «Иран в меняющихся геополитических условиях: основные моменты внешней политики».

Представляем вниманию читателей данный материал без изменений:

«Сирийский вопрос не смог отодвинуть геополитическую ситуацию, сложившуюся в связи с ядерной программой Ирана, на задний план. Напротив, актуализировался вопрос о том, в каком направлении будут строиться отношения Тегерана с крупными мировыми державами. В настоящее время вокруг этого вопроса идут обсуждения экспертов и аналитиков. Рассматриваются разные сценарии. Что будет на самом деле, покажет время. Но уже сейчас можно отмечать ряд актуальных моментов.

561341195154821

Динамика на линии Вашингтон-Тегеран

Очевидно, что геополитический статус Ирана в регионе изменился. По оценкам экспертов, Тегеран фактически вносит новые оттенки в отношения со всеми своими соседями, пытаясь придать другое содержание отношениям с такими геополитическими силами, как США, Россия, Евросоюз. Примечательно, что в этом процессе действия Ирана носят несколько ассиметричный характер. Иными словами, в его внешней политике меняются некоторые признаки, которые считались традиционными.

Прежде всего, здесь следует отметить американо-иранские отношения. Президент Хасан Рухани, выступая в Давосе, кратко охарактеризовал политику, которую Иран пытается осуществить в этом направлении, следующим образом: «хотим превратить 30-летнюю вражду в дружбу».

Чтобы доказать, что все это не просто слова, Тегеран предпринимает ряд шагов. К примеру, президент Ирана довел до сведения Запада следующие два момента: во-первых, «в иранской стратегии безопасности нет места ядерному оружию»; во-вторых, он пригласил в страну работать такие компании, как «BP», «Eni», «Total» и «Shell».

Примечательно, что деловые и политические круги Запада встретили эти слова главы иранского государства с удивлением. А президент компании «Eurasia Group» Ян Бреммер даже заявил, что после Исламской революции такого не говорил ни один иранский лидер. Он прокомментировал выступление Х.Рухани следующим образом: «Говорит как Горбачев». Последний президент СССР имеет в мире имидж человека, разрушившего Советы. Интересно, не акцентировал ли внимание Я.Бреммер, проводя подобное сравнение, на том, что Рухани – радикальный реформатор?

Вместе с тем, хотя западные аналитики и рассматривают такие шаги Тегерана как обнадеживающие, все же они несколько осторожно оценивают их. Например, Дж.Фридман особо отмечает наличие угроз для развития отношений между двумя странами.

Первая угроза имеет своим источником внутреннюю ситуацию в обеих странах. Переговоры в обеих странах с противоположной стороной расценивают как предательство. У Ирана есть серьезные экономические проблемы. В США общественное мнение не признает войну. Эти факторы препятствуют сближению Америки и Ирана.

Вторая угроза исходит извне. Первое, что приходит на ум, – это Израиль, который считает ядерную программу Ирана прямой угрозой себе, и нисколько не отказывается от своего мнения. Но у израильтян нет потенциала собственными силами нанести поражение Ирану. Но они не смогли подтолкнуть к этому и США. По этой причине Тель-Авив разными способами пытается воздействовать на процессы и диктовать свои условия. Саудовская Аравия же от переговоров Вашингтон-Тегеран, образно говоря, «оказалась в шоке». Эр-Рияд любыми способами пытается помешать сближению этих стран. Наконец, для России потерять Иран означает «стратегическое поражение».

Если согласиться с этими аргументами Дж.Фридмана (они и вправду выглядят убедительными), то сотрудничество США-Иран нужно оценивать с осторожностью. Возможно, что в далекой перспективе эти страны образуют какой-то альянс. Этот сценарий не исключает и Дж.Фридман. Но сегодняшние реалии показывают, что «этот путь не будет гладким».

Влияние Ирана на региональный баланс

В любом случае в мире признается факт обретения американо-иранскими отношениями нового содержания. На этом фоне актуализируется вопрос о направлении развития отношений Тегерана с Россией, Европой и странами региона. Турецкие аналитики считают, что «сирийский кризис создал проблемы …в отношениях Ирана с Турцией…».

При подходе к этой стороне вопроса в аспекте влияния американо-иранского сближения на изменение геополитического баланса на Ближнем Востоке можно обнаружить значимые моменты. Так, для Тегерана и Анкары сотрудничать в изменчивой геополитической динамике более выгодно. По мнению аналитиков, развитие Вашингтоном и Тегераном отношений выгодно Турции, так как это поможет поднять торгово-экономическое сотрудничество между двумя государствами на новый уровень.

В связи с этим эксперт М.Егин пишет: «Противодействие производству Ираном ядерного оружия – ход в пользу Турции. За короткий срок это соглашение устранит преграды и на пути торговых связей между двумя странами».

Неслучайно премьер-министра Турции Реджепа Тайипа Эрдогана очень тепло встретили в Тегеране.

На фоне этих процессов не исключается, что произойдут определенные изменения и в южно-кавказской политике Ирана. Отношения этой страны с Азербайджаном развиваются нормально. Некоторые эксперты говорят о возможном негативном влиянии сближения Вашингтона с Тегераном на энергетическую политику Азербайджана.

На самом деле это не так, поскольку энергетическая политика Баку не направлена против какого-либо государства или государств. Азербайджан предпринимает шаги, отвечающие национальным интересам, независимости. Поэтому сотрудничество США и Ирана в энергетической области никак не может негативно повлиять на Азербайджан. Но по поводу отношений Ирана и Армении этого сказать невозможно.

Официальный Ереван уже сейчас бьет сигнал тревоги. Он воспринимает обновление отношений США-Иран, Россия-Иран как угрозу себе и ищет на этой основе пути выхода. В особенности, Ереван опасается борьбы Москвы и Тегерана за регион. Здесь осознают, что некомпетентная политика, проводимая страной вот уже долгие годы, эффекта не принесет.

Нет сомнений, что Тегеран не отложит в сторону исторические связи с Москвой. Вместе с тем в новых геополитических условиях содержание отношений двух стран может измениться. Так, Россия неравнодушна к определению Ираном новых приоритетов на Южном Кавказе. В частности, Кремль не удовлетворяет то, что Кавказ может оказаться в религиозном аспекте в сфере влияния Тегерана. В свою очередь Иран негативно относится к полному господству России в Армении. Официальный Тегеран ревностно относится к тому, что Москва подошла вплотную к его границам.

Все это подтверждает, что сфера геополитического влияния Ирана в таких регионах, как Ближний Восток и Кавказ, подвергается изменениям. Тегеран пытается занять более сильные позиции. Этого он пытается добиться через смягчение отношений с Западом. По-видимому, в Иране понимают, что страна не в состоянии вести активную внешнюю политику одновременно в нескольких направлениях. С другой стороны, у нее в регионе достаточно сильных соперников. Борьба с ними в одиночку может закончиться для Тегерана трагедией.

Поэтому Иран, прежде всего, пытается положить конец продолжающемуся вот уже 30 лет противостоянию с Америкой. По меньшей мере, он пытается свести напряженность в этом направлении к минимуму. Налаживая отношения с Вашингтоном, Тегеран дает тем самым сигнал и к сотрудничеству с Европой.

Изначально Брюссель в некоторых вопросах защищал Иран. А теперь Германия и Франция пытаются придать отношениям с этой страной новое содержание. Но Тегеран не может отложить в сторону фактор Америки. Поэтому динамика его отношений с Евросоюзом пока тесно связана с фактором США.

Нет сомнений в том, что сотрудничество с сильными государствами Ближнего Востока имеет для Ирана важное значение. Прогнозируется, что в связи с вопросом Саудовской Аравии Тегеран будет уделять особое внимание отношениям с Анкарой. Можно утверждать, что сотрудничество этих государств будет зависеть от того, как они решат сирийскую проблему.

В любом случае Иран дал старт процессу существенного обновления в широком геополитическом пространстве. Этот процесс может вести к прогрессу, но нельзя исключать и возможность регресса. Это уже будет зависеть от того, какой геополитический курс выберет официальный Тегеран. Этап искусственных маневров остался позади».

Newtimes.az

Комментариев нет:

Отправить комментарий